Пушкин в Казани

Мало кто знает, но Александр Сергеевич Пушкин был проездом в Казани. О целях его визитах расскажет в нашем сюжете корреспондент Илья Андреев.

Выехав из Петербурга 17 августа, посетив Москву и Нижний Новгород, в ночь с 5-го на 6-е сентября приблизительно в 23ч. 30 минут, поэт прибыл в Казань. Переночевал он в гостинице старого Дворянского собрания в Петропавловском переулке (Теперь ул. Рахматуллина, д. 6). Утром 6 сентября Александр Сергеевич отправился в дом генерал-майора Энгельгардта, тестя Евгения Абрамовича Баратынского - поэта и доброго приятеля Пушкина. Здесь он неожиданно встретился с самим Баратынским, направлявшимся в имение тестя - село Каймары (ныне Высокогорский район).

В тот же день Пушкин поехал на окраину Казани, в Суконную слободу с намерением встретиться со стариками-очевидцами. В одном из кабаков, упомянутом им в книге о Пугачеве, он беседовал со старым суконщиком - Бабиным.

О событиях июля 1774 - штурме Казани и разгроме пугачевцев правительственными войсками Михельсона - Бабин рассказывал со слов своих родителей, которые были свидетелями упомянутых событий. Рассказ Бабина оказался очень интересным и важным для Пушкина. Всю вторую половину дня поэт обрабатывал записи своей беседы и сделал наброски будущей седьмой главы. По подсчетам исследователя Калинина, около 40% текста из рассказа Казанского суконщика Пушкин внес в переработанном виде в седьмую главу "Истории Пугачевского бунта".

Утром следующего дня на проводах Баратынского в доме Энгельгардта Пушкин встретился и познакомился с Карлом Федоровичем Фуксом - профессором патологии и терапии Казанского университета и большим знатоком местного края.

От Фукса Пушкин узнал, в частности, о бывшем расположении лагеря Пугачева в Казани и для того, чтобы воочию увидеть места событий, один отправился по Сибирскому тракту к деревне Троицкая Нокса (в 9-10 верстах о т центра Казани), где перед взятием Казани находилась ставка Пугачева.

На обратном пути Пушкин объехал Арское поле и в 12 часов приехал к Казанскому Кремлю, окруженному уже полуразрушенными зубчатыми каменными стенами и башнями. Около полутора часа он осматривал исторические достопримечательности Кремля - здания, башни, церкви, а затем возвратился в дом Энгельдардта и там писал до 2 часов дня.

Ориентировочно в 6 часов 30 минут утра 8 сентября поэт выехал из Казани в Симбирск. Его провожал приехавший рано утром из Каймар Е.А.Баратынский. При расставании Александр Сергеевич подарил ему свой портрет работы художника Ж.Вивьена в небольшой рамке, сделанной самим поэтом. Этот портрет мало известен и хранится сейчас в музее А.С.Пушкина в Москве. Еще Перед самым отъездом из Казани, поэт написал два небольших письма – жене Фукса Александре Андреевне, где благодарил за гостеприимство, и жене Наталье Гончаровой:  «Здесь я возился со стариками-современниками моего героя, объезжал окрестности города, осматривал места сра­жений, расспрашивал, записывал – и очень доволен, что не напрасно посетил эту сторону». Посещение Казани помогло Пушкину при написании истории Пугачевского бунта. Записи пригодились ему и в «Капитанской дочке». Последнюю он с дарственной надписью выслал казанским друзьям - супругам Фуксам и Боратынскому. Но в Казани, к сожалению, этих экземпляров не осталось. 

И наконец, перед нами результат продолжительной работы, историческая монография Александра Сергеевича Пушкина о событиях крестьянской войны 1773—1775 годов под предводительством Емельяна Пугачёва. Этот экземпляр "Истории Пугачёвского бунта"- прижизненное издание.

«История Пугачёвского бунта» стала первой попыткой всестороннего исследования этого грандиозного события в истории России, и долгое время единственной. Исследования художественных особенностей и исторических деталей, стоящих за строками его монографии, составляют отдельную ветвь современной пушкинистики.

Как говорил русский поэт Александр Пушкин: "Чтение - вот лучшее учение!". Так что до новых, добрых встреч в бибилиотеке, ведь свобода существует затем, чтобы ходить в библиотеку.